Мать и Духовность
Забвение Божественной Матери
Богиня Мать и Запад
Богиня Мать и Индия
Богиня Мать и Китай. Куань Инь
Пришествие Матери
 
Богиня Мать внутри нас
Творение и Великая Богиня
Дух и пробуждение Кундалини
Самореализация
Дыхание Бога
 
Богиня Мать в древности
Великая богиня палеолита
Универсальная Богиня неолита
Арии и семиты. Проникновение мужского принципа
Падение Ассирии и Вавилона
Патриархальность Библии
Богини античности:
Персия, Израиль, Финикия
Богини античности: Египет и вся Европа
 
Богиня Мать и христианство
Ранние христиане
Гностики
Петр - лжепоследователь Христа
Павел - деформатор духовности
Августин и первородный грех
Мария, Мать Господа
Обретение Вечного Женского
Начала в христианстве
 
Богиня Мать и современность
Фрейдизм - религия XX века
Фрейд: герой или демон?

Августин и первородный грех

Церковь заявляет и сегодня, что Августин - это свет. В то время, как он был не чем иным, как лучиной для разжигания дров.
Рене Жирар

Вместе с Павлом Августин является одним из столпов теологии христианства. Более того, его рукописи оказали огромное влияние на Кальвина и, следовательно, вошли глубоко в протестантство. Августин с особым рвением умалял и уничтожал культ Богини Матери языческого мира.

У Августина много общего с Павлом. Его жизнь отмечена религиозным разрывом. Сначала он был рьяным адептом манихейства: он отвергал и презирал христианство, подобно тому, как тремя веками раньше еврейскому закону был привержен Павел. Затем в результате встречи со святым Амброзием он меняет веру и, благодаря своему высокому образованию, начинает преподавать риторику в Риме, а затем в Милане. Он создает и проповедует доктрину первородного греха, которая представляет собой абсолютный духовный вакуум, оказывая опустошительное воздействие на сознание Запада. Как и Павел, отклоняясь в своей поверхностной мотивации, он противоречит сам себе. В своих многочисленных трактатах, письмах и проповедях, напоминающих неглубокие сектантские измышления Павла, он выступает с грубой полемикой против язычества. Его "Город Бога" - это апология христианства и модель, воссозданная из догматизма, фанатизма и нетерпимости.

Именно в этом произведении Августин обрушивается на культ Богини: "Богиня Мать превзошла всех своих сыновей не только в своем величии, но и в преступлении. С подобным чудовищем даже чудовищность Януса не может быть сравнима. Её гнусность превзошла беспутные, многочисленные и тяжелые деяния Юпитера. Она осквернила Землю и Небо" (7, 26).

Злобные выражения Августина показывают полное отсутствие уважения и терпимости в отношении простого и чистого почитания Вечной Матери миллионами мужчин и женщин того времени. Если бы сегодня церкви принялись за многочисленные репрессии и подобные выпады были бы направлены против Иисуса Христа, или Марии, или Бога Отца, разве это не рассматривалось бы как богохульство? Таким образом, Августин богохульствует, и неслучайно он становится одним из главных, на кого ссылается церковь. Он дополняет атмосферу мракобесия, нетерпимости и, следовательно, полного презрения к миссии Христа. Христос восставал против фанатизма и нетерпимости. Он говорил об Отце и о Матери и ничего не говорил против культа Богини. Объективность очевидна, ведь если он не говорил об этом, то из этого не следует, что он был несогласен. Однако совершенно ясно, что фигура Сына человеческого так огромна, так велика, что если бы он посчитал нужным разоблачить культ, то он бы сделал это. Но если он не сделал этого, почему те, кто считает себя его последователями, делают противоположное?

Доктрина первородного греха, которая стала основной, центральной темой христианства, была выстроена Августином и затем разработана по писаниям Павла о грехе. И понятно, что именно женщина должна была расплачиваться за него, потому что Ева стоит у истоков этого греха - приговора всему человечеству от начала его создания.

Развитие этой доктрины, однако, абсолютно чуждо эволюции иудаизма, не предусматривающего коллективного осуждения за этот грех. Напротив, в иудейской религии израильтяне - это избранный народ, возведенный в ранг королевского достоинства. Аналогичную концепцию несли и первые христиане ранних веков, которые следовали иудейской традиции. Например, Георг из Нисс предполагал, что человечество есть живое отражение Господа Всевышнего.

Августин вел распутную жизнь и не мог контролировать свое либидо, как он сам пишет без всякого стыда в своих "Покаяниях". Ему не удавалось обрести равновесие, так как он строго следовал предписаниям Павла, который предал брак анафеме. Как часто бывает, когда индивидуум сталкивается с подобной личной проблемой, Августин не пытался преодолеть ее и излечиться от расстройства, но он сделал из нее вселенскую фатальность.

Именно таким образом миф о падении Адама отклонился в сторону чисто сексуальной интерпретации. Адам был искушен Евой, и из этого запретного союза родилось все человечество. Будучи плодом искушения, оно живет в грехе и не может выйти из него. Каждый индивидуум с определенного возраста подвержен сексуальному искушению и не может превозмочь его. Человечество коррумпировано этим первородным грехом, так как он пришел от первозданных родителей, Адама и Евы. В своей мании величия Августин дает свою версию сотворения мира, если бы Адам и Ева не согрешили.

Он называет это "зачатие без страсти и контролируемое волей". Он допускает, что "гипотеза такого создания не проверена опытом", но добавляет: "не проверена на опыте теми, кто исключительно мог бы доказать значимость гипотезы", то есть Адамом и Евой. В заключение он говорит: "...они поторопились согрешить и были изгнаны из садов Эдема".

Согласно Августину, только Христос избежал первородного греха, так как он рожден от Девы. "Дети и зародыши, если даже они жили, если они умирают, не будучи крещеными, - говорил он, - будут навечно наказаны после своей смерти мукой огня, мукой заслуженной не из-за греха, в котором сами они не виноваты, но из-за первородного греха, полученного при рождении".

Что касается первородного греха, то именно женщине отводится отрицательная роль. Она - искусительница и та, кто приводит Адама к падению, и не только его, но и все человечество. Поэтому Августин заявляет, что "женщина - самая слабая часть супружеской пары" и заключает: "Мужчина создан, чтобы управлять своей женой, как Дух управляет плотью". Надо полагать, что его Дух не слишком пробужден, потому что он не перестает повторять в своих писаниях, что сексуальная страсть не может быть укрощена.

Последствия этой доктрины, ставшей центральной для католической церкви, окажут серьезное влияние на эволюцию западного общества.

И действительно, рассматривая секс, который является естественным и нормальным выражением жизни, как грязь и проклятье, общество не смогло интегрировать секс в мораль. Брак не был признан полезным для духовной эволюции, где сексуальность находит свое полное выражение, но рассматривался как худшее из зол. Путь святости становится возможным только для тех, кто не вступает в брак, то есть за пределами семейной жизни. Таким образом, сексуальная жизнь, дискредитируемая с точки зрения морали, была отброшена в область подсознания до того дня, когда новый догматизм, - доктрина Фрейда, - извлек его оттуда, чтобы "бросить общество в другую крайность, так называемую свободу нравов" с разнузданной сексуальностью.

Кроме того, этот неутешительный диагноз об ограниченных возможностях человека владеть собой стал фундаментом доминирования церкви над массами и создал условия к тоталитарному отклонению. Августин был одним из первых, кто стал использовать силу, чтобы навязать доктрину церкви.

Движение донатов против Августина было жестоко подавлено, что стало предвестием Инквизиции. Тогда епископ Карфагена Августин вступает в сговор с римскими властями с тем, чтобы создать законы, ограничивающие гражданские права. Донаты были осуждены и смещены с административных постов. Их епископы были сосланы, и Августин оправдал применение силы как необходимый акт, доводящий до абсурда его еретические воззрения.

Епископ Пелаж, ирландец по происхождению, был защитником праведности и справедливости. Он говорил о свободной воле и достоинстве человека, как их определил Ориген сто лет назад. Поэтому он выступил против концепции Августина, видя в доктрине первородного греха полный абсурд. Для него человек был шедевром Творения. Августин начинает его преследовать. Сначала, как еретика, он приговорил Калестиуса, последователя Пелажа. Затем, в 417 году, он выхлопотал из Рима приговор и на самого Пелажа.

Маразм Августина был проникнут крайним женоненавистничеством, унаследованным от Павла. Именно Августин заявляет, что "женщина не создана по образу и подобию Бога и что она не имеет души". Его женоненавистничество радикально трактует Старый Завет, где Ева рассматривается как причина падения всего человечества, что было особенно важно, поскольку в иудейско-христианской традиции Ева представляла Первозданную Мать.

Могут возразить, что женоненавистничество было общей распространенной концепцией той эпохи и что Августин лишь отразил мировоззрение своего времени. В действительности ничего подобного не было. Такое узкое видение женщины не было всеобщим. У гностиков женщину признавали, и она занимала в обществе место наравне с мужчиной. Впрочем, гностики давали иную, совершенно противоположную католической версии, интерпретацию мифа об Адаме и Еве. Согласно тексту гностиков из "Hypostase des Archontes", Адам признает вселенскую Мать в духовной силе. "Это Ты, кто мне дала жизнь. Это Ты, кто есть моя Мать". Там говорится, что Богиня Мать вошла в змея, чтобы научить Еву и открыть ей, что они должны искать Древо Познания, чтобы уметь отличать истинное от неистинного и стать как боги: "Духовный женский принцип вошел в змея как наставник и сказал: "Смерть не умертвит вас. Напротив, ваши глаза откроются и вы станете как Боги. Вы будете различать добро и зло".

Эта аллегория в мифе о Творении представляет образ Кундалини (змей - вечная женская духовная Сила), которая дает Реализацию истинного Я, то есть Божественность, и приносит просвещенное различение тому, кто обладает Духовным Союзом.

Эта версия гностиков связана с Евангелием от Фомы, в котором Иисус Христос видит в змие принцип Мудрости, а не отклонение, из-за которого произошло падение человечества.

В своем фанатизме Августин подталкивал христианство к нетерпимости и оправдывал применение силы Римом для евангелизации масс. Он был одним из тех, подобных Иринею из Лиона и Ипполиту из Рима, которые, нападали на гностиков и на их культ почитания Матери.

Перейти на начало страницы




Из книги Гвеналь Верез "Мать и Духовность. Конфискованная Истина. Обретенный путь"
Сахаджа Йога, 2006-2014