0%
 

Рабиндранат Тагор

Другие тексты автора:   [показать]

 

Индийский поэт, писатель, музыкант, художник и философ, лауреат Новелевской премии. В возрасте 51-го года Рабиндранат Тагор переезжает из Индии на Запад и становится известен в Англии и США. На Западе хвалили его стихотворения за "высшую мудрость, напоминание обо всем том, что в хаосе западной жизни... в столпотворении городов, в трескотне коммерческой литературы, в водовороте рекламы вылетает из головы". Однако многие поклонники Тагора неправильно представляли себе не только его поэзию, но и самого поэта, которого они воспринимали как мистический голос народа всей Индии, тогда как он писал на бенгали, языке, который понимала лишь часть населения страны.

Тагор получил Нобелевскую премию по литературе в 1913 году "за глубоко прочувствованные, оригинальные и прекрасные стихи, в которых с исключительным мастерством выразилось его поэтическое мышление, ставшее, по его собственным словам, частью литературы Запада". Стихи Тагора "наполнены общечеловеческим смыслом", поэта называли "фигурой, сближающей мир Востока и Запада".

В возрасте 68-ми лет Тагор начал заниматься живописью, его картины выставлялись в Мюнхене, Нью-Йорке, Париже, Москве, в других городах мира. Он был также автором многочисленных пьес. Известны многочисленные новеллы Тагора, в основном, из жизни бенгальского крестьянства. Он был удостоен почетной степени четырех университетов Индии, был почетным доктором Оксфордского университета. Умер в Калькутте после продолжительной болезни.

У простых бенгальцев его произведения пользовались такой популярностью, что воспринимались как народные. Они пели его песни, которых поэт написал более трех тысяч, читали вслух его стихотворения, даже не зная, кто их автор. Народ воспринимал его поэтический дар как часть многовекового наследия своей культуры.

Молитва

Пусть лишь малое останется от моего желания, чтобы я мог чувствовать Тебя повсюду, приходить к Тебе во всем, и преподносить Тебе мою любовь каждое мгновение. Пусть лишь малое останется от меня, чтобы я никогда не мог скрывать Тебя. Пусть лишь малое останется от уз моих, чтобы я был связан с Твоей волей, а Твой замысел был бы воплощен в моей жизни - это и есть узы Твоей любви.

Где разум не знает страха и голова поднята высоко; где знание свободно; где мир не раздроблен на части узкими домашними стенами; где слова исходят из глубины истины; где неустанное стремление ведет к совершенству; где чистый поток рассудка не утратил своего пути в унылом пустынном песке мертвых привычек, где Ты ведешь разум вперед к вечно расширяющимся мысли и действию - в этом небе свободы, о, мой Отец, дай проснуться моей стране.

Это моя молитва к Тебе, мой Господь, - уничтожь, уничтожь в корне нищету моего сердца. Дай мне сил легко переносить мои радости и печали. Дай мне сил сделать мою любовь плодотворной в служении. Дай мне сил никогда не отрекаться от бедных и не преклонять колен пред дерзким могуществом. Дай мне сил высоко вознести мой дух над мелочами повседневной жизни. И дай мне сил подчинять с любовью свои силы воле Твоей.

Я думал, что мое скитание подошло к концу на пределе моих сил, что путь передо мной оборвался, что запасы истощились и настало время укрыться в безмолвном мраке. Но я обнаружил, что Твое желание не знает во мне конца. И когда старые слова умирают на языке, новые напевы рвутся из сердца; когда старые следы утеряны, открывается новая страна со своими чудесами. Я стремлюсь к Тебе, и только к Тебе - пусть мое сердце повторяет это без конца. Все желания, которые отвлекают мое внимание днем и ночью, ложны и пусты, по сути.

Афоризмы

Смерть есть угасание света лампы в лучах рассвета, а не угасание солнца.

Мы идем в гущу шумной толпы, чтобы заглушить крик собственной совести.

Мы закрыли дверь, чтобы не вошло заблуждение, но как же теперь войти истине?

Дым хвалится Небу, а Зола - Земле, что они брат и сестра Огню!

Вода в сосуде прозрачна; вода в море темна.

Пыль мертвых слов пристала к тебе. Омой свою душу молчанием.

Истина сама против себя поднимает бурю, которая широко разбрасывает ее семена.

Счастье в том, чтоб свое сердце отдать другому.

Благословен тот, чья слава не блестит ярче истины его.

Ум, в котором все логично, подобен клинку, в котором все движется вперед.

Звезды не боятся, что их примут за светляков.

Мне кажется, будто я подобен живой планете и тоже заключен в круг идей. Но я представляю собой не только то, что я желаю, о чем думаю, что решаю. А и то, чего я не люблю, чего я не желаю. Я был создан раньше своего рождения. Я не мог себя выбрать. Поэтому я должен воспользоваться тем, что попало мне в руки.

Гитанджали (отрывки)

Ты сделал меня бесконечным, - такова твоя воля. Ты снова и снова опустошаешь этот хрупкий сосуд, и вечно наполняешь его новою жизнью.
Ты пронес эту маленькую тростниковую свирель по холмам и долинам и влагал в нее вечно новые мелодии.
От бессмертного прикосновения твоих рук маленькое сердце мое теряет в радости свои пределы и рождает неизреченные глаголы.
Твои несметные дары я принимаю вот этими моими малыми руками. Века проходят, а ты все изливаешь и все еще остается место для наполнения.

9
О, безумец, пытающийся держаться на своих собственных ногах! О, нищий, приходящий просить милостыню к своей собственной двери!
Предоставь все свое бремя рукам того, кто может все снести, и никогда не оглядывайся назад с сожалением.
Твое желание сразу гасит свет лампады, которой оно касается своим дыханием. Оно нечестиво - не принимай своих даров из его нечистых рук. Принимай лишь то, что предлагается святой любовью.

60
На морском берегу бесконечных миров собрались дети. Беспредельное небо неподвижно над ними, и немолчные воды охвачены бурей. На морском берегу бесконечных миров с криками и плясками собрались дети.
Строят они себе домики из песка и играют пустыми раковинами. Из листьев опавших они сплетают себе кораблики и, улыбаясь, пускают их по широкой пучине. Дети играют на морском берегу миров.
Они не умеют плавать, они не умеют закидывать сети. Искатели жемчуга ныряют за жемчужинами, купцы плывут на своих кораблях, а дети собирают камешки и снова разбрасывают их. Они не ищут скрытых сокровищ, они не умеют закидывать сети.
Море вздымается с хохотом, и бледной улыбкой мерцает морской залив. Смертоносные волны напевают детям незатейливые песни, как поет мать, качая колыбель младенца. Море играет с детьми, и бледной улыбкой мерцает морской залив.
На морском берегу бесконечных миров собрались дети. Буря мечется в бездорожном небе; корабли бесследно тонут в пучине; смерть свирепствует, а дети играют. На морском берегу бесконечных миров великое собрание детей.

83
Мать, я сплету тебе жемчужное ожерелье из своих скорбных слез.
Звезды сковали из света запястья для твоих ног, а моя цепь будет висеть у тебя на груди.
Ты - источник богатства и славы, и от тебя зависит, дать их или отказать в них. Но эта моя скорбь - всецело моя собственная, и, когда я приношу ее тебе как свою жертву, ты награждаешь меня своей благодатью.

90
В тот день, когда смерть постучится в твою дверь, какое приношение ты сделаешь ей?
Я поставлю перед гостьей полный сосуд своей жизни - я не отпущу ее с пустыми руками.
Весь сладкий виноградный сбор моих осенних дней и летних ночей, всю добычу и жатву моей трудовой жизни поставлю я перед своей гостьей на исходе дней, когда смерть постучится в мою дверь.

91
Ты, последнее завершение жизни, - Смерть, моя смерть, приди со своим шепотом ко мне!
День за днем поджидал я тебя; ради тебя я сносил радости и муки жизни.
Все, что я есть, что я имею, на что я надеюсь, и вся моя любовь всегда устремлялась к тебе в глубине тайны.
Один последний взгляд твоих очей, и моя жизнь будет твоей навеки.
Цветы сплетены, и готов венок для жениха. После венчального обряда невеста покинет свой дом и одна, в одиночестве ночи, встретит своего господина.

Избранные произведения

Гимн Индии
Пробуди мой ум, пробуди мой ум,
Нежно пробуди в этой святой стране паломничества
На берегу этого безбрежного моря гуманности, которым является Индия.

Здесь я стою, протянув руки, дабы приветствовать человека,
Божественного в своем облике,
И воспевать славу ему нотами, счастливый и свободный.
Никто не знает, откуда пришел зов и чьим он был,
Несущий бесконечный поток людей,
Страстно стремящихся освободить самих себя
В этом безграничном море гуманности, которым является Индия.

Арийцы и неарийцы, дравиды и китайцы,
Скифы, мадьяры, пуштуны и моголы –
Все смешаны, слиты и растворены в одном теле.
Теперь дверь открылась на Запад,
И с дарами в руках они манят и приходят –
Они дадут и возьмут, встретят и будут вместе,
Никого не прогонят
С берега этого обширного моря гуманности, которым является Индия.

Приходите, о, арийцы, неарийцы, индусы и мусульмане,
О, британцы и христиане, вы тоже приходите.
Брамины, очистите ваши умы и приходите
Держаться за руки с каждым.
О, униженные, приходите и позвольте
Вашему грузу унижения быть стертым.
Поторопитесь, все вы, так как благоприятный кувшин
Еще не наполнен святой водой,
Которую сделает благодатной ваше прикосновение –
Для купания в день Коронации Святой Матери
Сегодня на берегу бескрайнего моря гуманности, которым является Индия.

* * *
Если вы позовете: "Ма", обновится земля сама,
И в ответ с любого холма ливень каменный грянет.
Больше нет на свете чужих, и пусть молния пробежит
По сердцам, и каждый, кто жив, братьям руки протянет.

Если вы позовете: "Ма", дрогнет мир и отступит тьма.
Пламя сердца, глаз и ума расцветет, не увянет.
Солнце яркое в вышине возвестит и тебе, и мне
Не в легендах и не во сне, это время настанет.

Если вы позовете "Ма", братья, рухнет наша тюрьма,
Ветры, тучи, дожди, грома - вся природа восстанет,
Чтобы в бурях растаял след безотрадно прожитых лет,
И над нами истинный свет негасимо воспрянет!
Перевод с бенгальского Б. Карпушкина

Женщина
Ты не только творение Бога, не земли порожденье ты,—
Созидает тебя мужчина из душевной своей красоты.
Для тебя поэты, о женщина, дорогой соткали наряд,
Золотые нити метафор на одежде твоей горят.

Живописцы твой облик женский обессмертили на холсте
В небывалом еще величье, в удивительной чистоте.
Сколько всяческих благовоний, красок в дар тебе принесли,
Сколько жемчуга из пучины, сколько золота из земли.

Сколько нежных цветов оборвано для тебя в весенние дни,
Сколько истреблено букашек, чтоб окрасить твои ступни.
В этих сари и покрывалах, свой застенчивый пряча взгляд,
Сразу ты недоступней стала и таинственнее стократ.

По иному в огне желаний засияли твои черты.
Существо ты — наполовину, полувоображение ты.

Мать-Бенгалия
В добродетелях и пороках, в смене взлетов, падений, страстей,
О моя Бенгалия! Взрослыми сделай своих детей.
У колен своих материнских не держи в домах взаперти,
Пусть на все на четыре стороны разбегаются их пути.

Пусть по всей стране разбредутся, поскитаются там и тут,
Место в жизни пускай поищут и пускай его обретут.
Их, как мальчиков, не опутывай, из запретов сплетая сеть,
Пусть в страданьях учатся мужеству, пусть достойно встречают смерть.

Пусть сражаются за хорошее, против зла подымая меч.
Если любишь сынов, Бенгалия, если хочешь ты их сберечь,
Худосочных, добропорядочных, с тишиной всегдашней в крови,
Оторви от привычной жизни, от порогов прочь оторви.

Дети - семьдесят миллионов! Мать, ослепшая от любви,
Ты их вырастила бенгальцами, но не сделала их людьми.

Жизнь драгоценна
Знаю - виденью этому однажды конец придет.
На веки мои тяжелые последний сон упадет.
А ночь, как всегда, наступит, и в ярких лучах сиять
В проснувшуюся вселенную утро придет опять.

Жизни игра продолжится, шумная, как всегда,
Под каждую крышу явится радость или беда.
Сегодня с такими мыслями гляжу я на мир земной,
Жадное любопытство сегодня владеет мной.

Нигде ничего ничтожного не видят глаза мои,
Кажется мне бесценною каждая пядь земли.
Сердцу любые малости дороги и нужны,
Душе - бесполезной самой - нет все равно цены!

Мне нужно все, что имел я, и все, чего не имел,
И что отвергал когда-то, что видеть я не умел.

К цивилизации
Лес верни нам. Возьми свой город, полный шума и дымной мглы.
Забери свой камень, железо, поваленные стволы.
Современная цивилизация! Пожирательница души!
Возврати нам тень и прохладу в священной лесной тиши.

Эти купанья вечерние, над рекою закатный свет,
Коров пасущихся стадо, тихие песни вед,
Пригоршни зерен, травы, из коры одежды верни,
Разговор о великих истинах, что всегда мы в душе вели,

Эти дни, что мы проводили, в размышленья погружены.
Даже царские наслаждения мне в тюрьме твоей не нужны.
Я свободы хочу. Хочу я снова чувствовать, что лечу,
Чтобы снова вернулись силы в сердце мое, хочу.

Знать хочу, что разбиты оковы, цепи хочу разъять.
Вечный трепет сердца вселенной хочу ощутить опять.
Перевод В.Тушновой

Жизнь
В этом солнечном мире я не хочу умирать,
Вечно жить бы хотел в этом цветущем лесу,
Там, где люди уходят, чтобы вернуться опять,
Там, где бьются сердца и цветы собирают росу.

Жизнь идет по земле вереницами дней и ночей,
Сменой встреч и разлук, чередою надежд и утрат, -
Если радость и боль вы услышите в песне моей,
Значит, зори бессмертия сад мой в ночи озарят.

Если песня умрет, то, как все, я по жизни пройду -
Безымянною каплей в потоке великой реки;
Буду, словно цветы, я выращивать песни в саду -
Пусть усталые люди заходят в мои цветники,

Пусть склоняются к ним, пусть срывают цветы на ходу,
Чтобы бросить их прочь, когда в пыль опадут лепестки.
Перевод Н.Воронель

* * *
Индиец, ты гордость свою не продашь,
Пусть нагло глядит на тебя торгаш!
Он прибыл с Запада в этот край, -
Но шарфа ты светлого не снимай.
Твердо иди дорогой своей,
Не слушая лживых, пустых речей.

Сокровища, скрытые в сердце твоем,
Достойно украсят смиренный дом,
Венцом незримым оденут чело,
Владычество золота сеет зло,
Разнузданной роскоши нет границ,
Но ты не смущайся, не падай ниц!
Своей нищетою будешь богат, —
Покой и свобода дух окрылят.
Перевод Н.Стефановича

* * *
По ночам под звуки флейты бродят звездные стада.
Ты коров своих, незримый, в небесах пасешь всегда.
Светоносные коровы озаряют сад плодовый,
Меж цветами и плодами разбредаясь кто куда.

На рассвете убегают, лишь клубится пыль вдогон.
Ты их музыкой вечерней возвращаешь в свой загон.
Разбрестись я дал желаньям, и мечтам, и упованьям.
О пастух, придет мой вечер - соберешь ли их тогда?
Перевод В.Потаповой

вернуться в раздел "Современность"